НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ


 ГЕОХРОНОЛОГИЯ
 ЭВОЛЮЦИЯ
 ЭВОЛЮЦИОННОЕ УЧЕНИЕ
 ПАЛЕОКЛИМАТОЛОГИЯ
 ПАЛЕОЭКОЛОГИЯ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Загадки "хижин" из костей мамонтов

Дома из бутылок, из консервных банок, бочек из-под бензина и других подручных материалов уже не изумляют нас ни эксцентричностью, ни оригинальностью исполнений. Труднее представить себе хижину из черепов мамонтов.

Летом 1955 г. украинский академик С. Н. Бибиков пригласил меня в комиссию по изучению остатков какого-то сооружения - "комплекса" из костей мамонтов, открытого близ села Мезин севернее Чернигова. Мезргаское поселение было открыто еще в 1908 г., и при последующих раскопках на нем обнаружились четыре "завала" костей, которые так и не были опознаны прежними археологами в качестве сооружений особого назначения. Уцелевшая от прежних раскопок часть Мезинского палеолитического поселения изучалась археологов И. Г. Шовкоплясом совместно с профессором И. Г. Пидопличко.

Ранним прохладным утром наша комиссия вышла на край глубокого оврага, широким устьем открытого к долине Десны. На его левом склоне южной экспозиции перед нами предстал большой раскоп. Стена палевых лессовидных суглинков девятиметровой высоты четко разделялась на два горизонта. Верхний слой темного суглинка, мощностью в 2 м, падал под углом 15° к днищу оврага. В светлом нижнем слое палевого лёсса залегал большой завал крупных серых костей. Он был тщательно расчищен на площадке 25x25 м. По окружности, диаметром в 6 м, располагались частью поставленные на затылок, частью закопанные в грунт рострами 18 черепов некрупных мамонтов. Их лобные поверхности были обращены внутрь сооружения. По периферии и внутри завала лежали вниз зубами нижние челюсти, а также бивни, лопатки, плечевые, локтевые, бедренные и берцовые кости, позвонки мамонтов, рога северных оленей. В пяти метрах к юго-востоку виднелись расчищенные остатки трех скелетов волков. С южной, "фасадной", стороны в расположении черепов имелся свободный промежуток метровой ширины, а два больших слабо изогнутых бивня, обнаруженных на этом участке, вызывали догадку о том, что они, находясь в альвеолах двух противостоящих черепов, обрамляли когда-то аркоподный вход.

По окружности костного завала на маленьких грунтовых пьедесталах лежали расчищенные ножами и кисточками остроконечники, ножевидные пластинки и скребки из черного п сизого кремня. Внутри завала, на его днище, были видны три очажных пятна, запас охры, браслет из пластинок бивня и мелкие предметы культового значения. Как оказалось при позднейших подсчетах, на постройку было израсходовано свыше 300 костей крупных животных: 32 мамонтов, нескольких северных оленей, одного носорога и пяти волков.

Пояснения нашей компании археологов, историков и палеонтологов давал профессор Иван Григорьевич Пидопличко, который не сомневался в том, что демонстрируемый "комплекс" был не чем иным, как основанием и каркасом разрушенной зимней хижины. Через несколько лет Пидопличко действительно соорудил из снятых здесь черепов и костей хижину, походящую на чукотскую ярангу. Она была установлена в одном из холлов музея Института зоологии АН УССР и в разобранном виде возилась даже на промышленную выставку в Японию. К сожалению, для выводки стен из нижних челюстей и потолка из бивней и рогов пришлось прибегнуть к довольно мощному внутреннему железному каркасу. Что же произошло бы с этим сооружением при обтяжке его тяжелыми намокающими при каждом дожде шкурами лошадей, бизонов и, не дай бог, самих мамонтов! Для неискушенного наблюдателя было несомненным, что стоячие бивни могли быть только украшением - не более. Основная тяжесть ложилась безусловно на мощный деревянный каркас, а кости лишь прижимали сверху тяжелые шкуры. Кстати, при реконструкции "жилища" выяснилась одна пикантная деталь: оказалось, что высота потолка "хижины" равнялась 260 см, а полезная площадь пола - 20 м2. Таким образом, "потолочная норма" современных малогабаритных квартир была выработана архитекторами уже в каменном веке.

Часам к 10 утра солнце полностью высветило всю площадку, и нагревшиеся стены раскопа стали пылать жаром. Наши фотографы и я сам щелкали со всех сторон затворами камер, выбирая наиболее эффектные ракурсы (рис. 5).

Рис. 5. В развалинах хижины Мезии на Десне по кругу насчитывалось 18 черепов мамонтов. Фото автора, 1956
Рис. 5. В развалинах хижины Мезии на Десне по кругу насчитывалось 18 черепов мамонтов. Фото автора, 1956

Большинству из нас был малопонятен источник, из которого брались кости для сооружения хижины. И. Г. Пидопличко считал, что весь строительный материал был результатом охоты, во время которой было уничтожено целое стадо мамонтов. Однако в то же время он отметил, что материал "хижины" разновременен, да еще частично погрызен хищниками до того, как был использован для постройки. В древности, предполагал он, нечем было расчленять деревья, и поэтому для стройки использовался готовый подручный материал - кости и черепа охотничьих животных. Однако таскать к стоянке тяжелые вонючие черепа, а затем и жить среди них вряд ли доставляло большое удовольствие. Не вернее ли, что где-то поблизости находилось природное "кладбище" десятков и сотен мамонтов, погибших и погибавших от наводнений, и полностью мацерированные и подсохшие черепа выбирались оттуда?! Ведь такой принос трупов мамонтов мог совершаться ежегодно древней Десной. В устье мезинского оврага или в ближайшей старице могли каждой весной скапливаться туши волосатых гигантов, забитые туда волной.

Вечерком в холодке, снимая эстампы со стертых поверхностей зубов всех доступных черепов, я задумывался главным образом над вопросом причин относительно хорошей сохранности костяных руин. Архитектурный комплекс проблематичного назначения уцелел на протяжении 10 и 15 тысячелетий. Будь он сложен из камня, он мог бы сохраниться и миллионы лет, но ведь кость на открытом воздухе трухлявеет и разрушается полностью в течение нескольких десятилетий. Между тем черепа и кости мезинских мамонтов были светло-серого цвета и мало потрескались от атмосферного выветривания. В носовой скважине одного из черепов мамонтов И. Г. Пидопличко обнаружил следы древней дневки совы, вероятнее всего домового сыча. Там залегали характерные погадки с косточками грызунов. Оказывается, эта миловидная совка умела использовать человечьи постройки уже в каменном веке, но, конечно, после того как сооружение было надолго или навсегда покинуто хозяевами...

Когда-то древняя орда, обдуваемая ласковым ветерком, резвилась на уютной площадке, под защитой пригорка, пировала здесь с окровавленными окороками овцебыков, лошадей, вершила суд и расправу над внутренним или внешним врагом... Потом через несколько лет по каким-то причинам площадка опустела и "комплексы", разрушаясь, понемногу превращались в жалкие руины, постепенно перекрывавшиеся песком и пылью веков...

Судя по всему, слои Мезинской палеолитической стоянки не перекрывались паводковыми водами древней Десны. В наши дни стоянка оказалась метров на 60 над современным меженным уровнем реки и метров на 40 над максимальным паводковым. Слои стоянки и костяные руины были перекрыты за десятки лет наносами - смывами делювия и лессовой поземкой - надувами пыли над краем оврага.

Позднее при постепенной разборке и мойке костей завала выяснилось, что на одной из бедренных и одной из тазовых костей мамонта нанесены красной охрой косые штрихи - параллельные линии, а па двух нижних челюстях и двух лопатках - параллельные ломаные линии, похожие на "знаки воды". Некоторые археологи стали признавать тогда мезинекое сооружение хижиной шамана, а затем С. Н. Бибиковым был предложен новый вариант: считать его ... музыкальным комплексом - некоей органной, цимбальной или тамтамовой установкой. В пользу этого говорила как будто серия лопаток в 53 штуки с отбитыми гребневидными отростками, на которых древние мезинцы могли де наигрывать, как на клавишах, музыкальные мелодии. Не исключено, что духи древних деснинцев изрядно хохочут над такими усилиями по разгадке смысла их сооружений.

В 1966 г. в селе Межирич Черкасской области на глубине 2-2.5 м было обнаружено еще более эффектное сооружение, на которое пошло 95 черепов мамонтов, поставленных вкруг па затылок в два этажа. Для И. Г. Пидопличко - теперь уже украинского академика, - копавшего и этот уникальнейший памятник, не оставалось сомнений, что он был также остовом величественного жилища. На основе вывезенных из Межирича руин в академическом музее Киева была сооружена вторая мамонтовая яранга.

Вот как в изящной, отлично изданной книжке, посвященной позднепалеолитическим жилищам из костей мамонта, И. Г. Пидопличко описывал устройство костного завала (1969, с. 118-124): "Всего на постройку жилища было использовано 385 костей, в том числе и крупные обломки больших костей, которые не играли несущей или опорной роли. Кости как побочный продукт охотничьего промысла собирались для постройки жилища длительное время... межиричское жилище, если считать по внешней окружности, занимало площадь 42 м2. Внутренняя, т. е. жилая площадь, составляла 23 м2, в то время как мезинское жилище по внешней окружности занимало 25 м2, а по внутренней 20 м2... Для придавливания шкур, покрывавших каркас жилища, в надцокольной части служили 13 черепов мамонтов. Для этой же цели было использовано 30 лопаток и около 40 трубчатых и тазовых костей, располагавшихся над цокольной частью жилища, а также 35 бивней, находившихся на крыше".

Опорой сооружения И. Г. Нидопличко считал здесь все же жерди толщиною до 7-10 см: "Всего на каркас межиричского жилища должно было пойти не менее 20 жердевых полудуг и не менее 5 круговых жердевых поясов, относившихся к цокольной и надцокольной частям... Чтобы правильно оцепить напряжение каркаса под тяжестью покрытия, достигавшей 3 тонн (из шкур и костей мамонта, - Н. В.), необходимо принять во внимание то обстоятельство, что основная нагрузка приходилась не на деревяшшые жерди, а на вкопанные черепа и трубчатые кости мамонта, составлявшие цоколь. Цоколь был сооружен из 25 черепов, которые были вкопаны на определенную глубину, причем 23 черепа были вкопаны на глубину до 40 см максиллярными костями вниз и лобными костями внутрь жилища... Надцокольиая часть костей каркаса жилища состояла из 12 черепов полувзрослых и молодых мамонтов, 30 лопаток, 20 трубчатых костей, 15 тазовых костей и 7 колонок позвонков".

"Весьма характерным для межиричского жилища, - продолжает дальше И. Г. Пидошшчко, - являлся защитный забор из трубчатых костей полувзрослых и взрослых особей мамонтов, ограждавший вход в жилище с юга. Этот забор состоял из вкопанных, сохранивших почти вертикальное положение... 5 бедренных, 6 плечевых, 1 большой берцовой и 2 тазовых костей мамонтов. Он, по-видимому, прикрывал извне свисавшие (из кожи) или сделанные из тонких жердей фасадные части возле главного входа в жилище, создавая при этом два боковых прохода, один из которых вел к внешнему юго-восточному очагу... Если исключить 95 нижних челюстей мамонта, использованных на обкладку цокольной части жилища, 4 черепа, 3 плечевые кости и несколько бивней, находившихся внутри жилища, ряд обломков крупных костей, не игравших опорной роли, то получится, что на построение собственно каркаса межиричского жилища использована 201 кость мамонта: черепов - 42, лопаток - 30, плечевых костей - 11, локтевых костей - 1, лучевых костей - 1, тазовых костей 11, бедренных костей - 55, больших берцовых костей - 3, позвонков - 47".

Особый интерес представляет рисунок на лобной поверхности одного из мамонтовых черепов, стоявшего при входе в "жилище". Красной охрой нанесены симметричные прямые линии над орбитами и серия линий в виде расходящегося пучка, а также точек, возможно, символизировавших горящий костер.

В 1970 г. академик И. Г. Пидопличко пригласил меня па раскоп второго межиричского жилища, обнаруженного при помощи бурения по соседству с первым. В раскопе 25 на 10 м на глубине 3 м виднелось тщательно расчищенное сооружение из черепов и трубчатых костей мамонтов (рис. 6). Это второе сооружение было явно беднее первого, так как здесь было установлено по окружности только 18 черепов мамонтов. Иван Григорьевич с известным оттенком юмора предполагал, что это "жилище принадлежало древнему вельможе или супруге вождя". С западной стороны, где в основании были установлены наклонно бедренные кости некрупных мамонтов, также прослеживался промежуток - нечто вроде входа около 80 см шириной. В расчищенном завале виднелись некрупные, до 1.5 м, бивни, в диаметре 70-80 мм, и единичные трубчатые кости без эпифизов подсосных или даже утробных мамонтят. Бивни явно лежали ранее на крыше сооружения и свалились внутрь, когда разрушился деревянный каркас. Перед нами вновь встала загадка об источнике огромного количества костей. Костяные комплексы располагались на первой террасе в месте слияния небольших речек Росавы и Роси и в 12-15 км от долины Днепра. Быть может, и в широких долинах Росавы и Роси тоже случались катастрофические наводнения, топившие носоруких гигантов. А может быть все было гораздо проще. Стада мамонтов переходили по коварному льду речек, и часть зверей регулярно погибала в крошеве льдин. Древние межеричи могли и сознательно загонять своих кормильцев на лед. Барахтавшихся среди льдин и замерзавших мамонтов было уже нетрудно приколоть копьями с наконечниками длиной в 50 см из шильев мамонтовой кости. Вот только вытащить на лед и съесть удавалось не всех зверей. Не было лебедок и тракторов. Между тем описанные здесь сооружения были далеко не единичны. Некоторые археологи уже давно подозревали, что беспорядочными раскопками в 80-х годах прошлого столетия в Пржедмостье в Моравии также вскрывались искусственные завалы мамонтовых костей, попросту не опознанные. А подсчеты чешских археологов подсказывали, что там были вскрыты остатки 900-1000 мамонтов!

Рис. 6. Раскоп развалин сооружения в селе Межирич близ города Черкассы. Слева академик И. Г. Пидопличко. Фото автора, 1971
Рис. 6. Раскоп развалин сооружения в селе Межирич близ города Черкассы. Слева академик И. Г. Пидопличко. Фото автора, 1971

В 1893-1902 гг. В. В. Хвойко раскопал Кирилловскую верхнепалеолитическую стоянку на окраине Киева. Там, по новейшей реконструкции И. Г. Пидопличко, было разрушено раскопками три стоящих в ряд жилища из мамонтовых костей.

Хозяйственные сооружения разного назначения, устроенные из костей мамонтов и оленьих рогов, стали обнаруживаться археологами одно за другим при более обширных и вдумчивых раскопках палеолитических стоянок в 30-х и 50-х годах нашего столетия. Завалинки жилищ из мамонтовых костей были обнаружены М. В. Воеводским и М. К. Поликарповичем на серии стоянок в долине Десны и ее притоков - Пушкари I, Бердыж, Юдиново, Елисеевичи. В долине Дона такие же завалинки и кладовые с бивнями мамонтов были открыты археологами П. П. Ефименко и А. Н. Рогачевым в селе Костенки южнее Воронежа - на стоянках Костенки I, IV и других. На стоянке Костенки XXI (Аносовка II) завалинка состояла преимущественно из нижних челюстей мамонтов - (рис. 7), а кроме того, на нее пошло еще около 400 трубчатых костей мамонтов, На стоянке Костенки XVII П. И. Борисковский обнаружил погребальную камеру, устроенную из мамонтовых костей. Аналогичные сооружения оказались и в Сибири, например в долине Ангары. Так, археолог М. М. Герасимов установил, что на стоянке Мальта для жилищ использовались преимущественно рога северных оленей, а А. П. Окладников обнаружил на стоянке Буреть четыре овальных жилища из костей мамонтов, носорогов и северных оленей.

Рис. 7. Первая опись костей мамонтов на развалинах хижины Аносовка II на Дону. Фото Л. Н. Рогачева, 1960
Рис. 7. Первая опись костей мамонтов на развалинах хижины Аносовка II на Дону. Фото Л. Н. Рогачева, 1960

Пользуясь приобретенным опытом и установленными закономерностями, я предвидел открытие стоянок и сооружений из костей мамонтов близ массовых "кладбищ" этих зверей на Волчьей Гриве в Барабинской степи южнее ст. Каргат и на реке Берелех в северной Якутии.

Дискуссии по поводу природы сооружений из костей мамонтов продолжаются среди археологов и по сей день. Имеются сторонники как жилищного, так и ритуального вариантов. Для правильного толкования необходимы возможно более тщательные и осторожные раскопки вновь обнаруживаемых комплексов, с учетом всех мельчайших деталей. Безусловно, желательно оставлять расчищенные завалы из мамонтовых костей на месте под охраной легких павильонов из пластика и стекла, чтобы дать возможность ученым беспристрастно обсуждать назначение таких комплексов. В трех случаях это уже осуществлено: в селе Костенки на Дону, в Добраничевке па Днепре и в Барабинской степи на Волчьей Гриве. Намечено также сооружение природного музея над жилищем в селе Межирич у Черкасс.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© Злыгостев А. С., подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://paleontologylib.ru/ 'Палеонтология - книги и статьи'

Рейтинг@Mail.ru Rambler s Top100